Tel +79128261070 E-mail: agida43@mail.ru

Нужны ли инвестиции экономике России

Оптимистичный прогноз Минэкономразвития

Инвестиции и экономический ростВ планах по ускорению экономического роста правительство России особое место отводит ускорению роста инвестиций в основной капитал. В базовом сценарии нового среднесрочного прогноза Минэкономразвития предполагается, что за 2018–2024 гг. они должны вырасти на 47%, значительно опережая прирост ВВП (19,5%), за счет чего их доля в ВВП к 2025 г. превысит 25%. Из этого следует, что среднегодовой прирост инвестиций за этот период должен составить 5,6% при среднегодовых темпах прироста ВВП 2,6% (рис. 1).

Задача выглядит весьма амбициозной, учитывая, что последний период, когда наблюдались такие и более высокие темпы, была трехлетка 2010–2012 гг. (рис. 1), в 2013–2016 гг. они падали почти на 3% в среднем за год. В 2017 г. наконец имел место рост на 4,4%, а вот первое полугодие 2018 г. ознаменовалось замедлением инвестиционной динамики: прирост инвестиций в основной капитал по полному кругу компаний, включая ненаблюдаемые прямыми статистическими методами, составил 3,2% год к году, в то время как по прямой отчетности средних и крупных компаний инвестиции упали на 1%.

1. Годовая динамика (и прогноз) основных макропоказателей за период 2000–2024 гг., прирост год к году, в % (если не указано иное)

Источник: Минэкономразвития.

Ведущую роль в замедлении роста инвестиций российских компаний, судя по опросам Росстата, играют стагнирующий спрос на внутреннем рынке и неопределенность экономической ситуации, включая опасения, связанные с возможным расширением санкций против России, ведущих к ослаблению рубля и, в конечном счете, к удорожанию импортного оборудования.

Замедление роста ВВП и инвестиций

Поскольку инвестиции в частном секторе в России в значительной мере определяются уровнем загрузки производственных мощностей, то есть фактически идут параллельно или даже следуют за экономическим ростом, и в третьем квартале рост ВВП замедлился до 1,3% год к году (против 1,9% – во втором), рост инвестиций в третьем квартале, судя по опережающим индикаторам инвестиционной активности, также замедлился (рис. 2).

2. Квартальная динамика ВВП и инвестиций в основной капитал в реальном выражении в 2005–2018 гг., прирост год к году, %

Источник: Росстат, расчёты Института «Центр развития» НИУ ВШЭ.

Итак, экономический рост как важнейший фактор, влияющий на скорость наращивания инвестиций, замедляется. При этом источники самофинансирования инвестиций (прибыль и приток кредитов в экономику) на фоне роста нефтяных цен и девальвации рубля увеличиваются. Объем накопленных кредитов реальным сектором на конец третьего квартала 2018 г. был на 12% выше, чем в тот же момент 2017 г., а балансовая прибыль экономики увеличилась в январе-июле 2018 г. на 35% относительного того же периода прошлого года, или почти на 2 трлн руб. (рис. 3), что составляет 43% от всего объема инвестиций в основной капитал в первой половине 2018 г.

3. Объем инвестиций в основной капитал, балансовой прибыли и прироста кредитов в российской экономике (поквартально), в номинальном выражении, млрд руб.

Источник: Росстат, Банк России, расчёты Института «Центр развития» НИУ ВШЭ.

Связь инвестиций с ростом производства

Почему же компании не инвестируют прирост имеющейся в их распоряжении ликвидности? Каковы перспективы достижения тех уровней инвестиционной активности, которые заложены в планы правительства?

Прежде всего отметим, что фактически ни одна отрасль сейчас не находится в инвестиционно-производственном кризисе, то есть нет отраслей, переживающих одновременно спад производства и инвестиций. При этом всего две отрасли – производство компьютеров и изделий из кожи – делают инвестиции на перспективу, перестраивая производство, то есть увеличивают инвестиции, несмотря на снижение текущих объемов выпуска. В большинстве же отраслей либо рост инвестиций тесно связан с ростом выпуска, либо имеет место спад инвестиций при наращивании производства (рис. 4).

Таких секторов примерно одинаковое количество. Это означает, что для значительной части экономики, в том числе экспортоориентированной, инвестиции не являются значимым фактором увеличения выпуска – у них есть незагруженные мощности и они нуждаются в иных мерах поддержки, чем инвестиционная накачка. При этом именно экспорт товаров и услуг, увеличившись, по данным Росстата, на фоне ослабления рубля на 7,1% в реальном выражении в первой половине года, наряду с потребительским спросом, является основной движущей силой оживления промышленности, где за январь-сентябрь выпуск увеличился на 3,3% год к году, что, в свою очередь, значительно опережает прирост ВВП за этот же период (1,6%).

4. Прирост инвестиций (первое полугодие 2018 г.) и выпуска (январь-сентябрь 2018 г.) в секторах промышленности, год к году, в %

Источник: Росстат, расчеты Института «Центр развития».

Можно также отметить, что промышленный рост (как и рост ВВП) тоже замедляется: в сентябре он, по оценке Минэкономразвития, составил 2,1% год к году (против 2,7 и 3,9% в июле и августе соответственно). В октябре, скорее всего, рост также будет около 2% или чуть ниже. Это означает, что и замедление роста ВВП в третьем квартале нельзя списывать лишь на фактор сильного падения сельского хозяйства в силу высокой базы прошлого урожайного года, и что оно, видимо, имеет своей основой сбой в функционировании действующей модели экономического роста, в которой инвестиции тесно увязаны с наращиванием экспорта и ВВП.

Экспортирующие предприятия как драйверы роста имеют массу преимуществ по сравнению с предприятиями, замкнутыми на внутренний рынок.

  1. Во-первых, они мгновенно избавляются от слабого роста внутреннего спроса.
  2. Во-вторых, попадают в конкурентную среду, что позволяет быстро «нарастить мускулы».
  3. В-третьих, получают стабильные валютные активы, что повышает их способность к самофинансированию органических инвестиций в развитие.

В условиях традиционного для российской экономики превышения сбережений над инвестициями важнейшую роль в усилении инвестиционной активности играет улучшение внутрироссийского инвестиционного климата, включая:

  • снижение административно-силовой и коррупционной нагрузки на бизнес;
  • укоренение институтов цивилизованного рынка;
  • либерализацию правил регулирования инвестиционной деятельности (включая строительство);
  • совершенствование деятельности финансово-банковской системы с целью улучшения финансирования средне- и долгосрочных инвестиционных проектов;
  • снижение уровня рисков, связанных с частым изменением системы сбора налогов и неналоговых платежей;
  • наконец, общее снижение уровня неопределенности экономической политики, что крайне затрудняет инвестиционное планирование.

Подведем итоги. Для достижения инвестициями уровня в 25% от ВВП к 2025 г., их рост должен составлять около 5,6% в год. В существующей экономической модели динамика инвестиций скорее следует за ростом ВВП, чем наоборот. Попытки ускорения инвестиций за счет финансового стимулирования или административных мер могут оказаться неэффективными. Улучшение ожиданий частных инвесторов и опережающий рост инвестиций возможны лишь в случае реального сокращения административной и силовой нагрузки на бизнес в сочетании с более активной поддержкой несырьевого экспорта. Источник

На главную

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *