Tel +79128261070 E-mail: agida43@mail.ru

Главные вопросы об экономике России

Главные вопросы экономики РоссииЧего ждать российской экономике в ближайшее время, с какими рисками она столкнётся и есть ли резервы для преодоления проблем, вырастут ли темпы роста экономики? Как вырастет инфляция, преодолеем ли бедность, снизятся ли цены на бензин?

На эти и другие вопросы ответили экономисты и аналитики в ходе онлайн-конференции на Finam.ru.

Какие санкции США ожидаются в ближайшие два года и как они повлияют на экономику России? 

Андрей Кочетков, ведущий аналитик «Открытие Брокер»:

— Наиболее реалистичными кажутся санкции против долговых обязательств РФ и ряда экономических субъектов. Запрет на долларовые операции российских государственных банков пока не рассматриваем, так как это форс-мажорная ситуация по выплате внешних обязательств. Естественно, что такая мера может спровоцировать кризис ликвидности крупных финансовых учреждений в Европе и США. В остальном, могут продолжиться адресные ограничения для физических и юридических лиц.

В целом, вся эта ситуация с санкциями уже зашла слишком далеко и может негативно отразиться на самих авторах, как косвенно, так и прямым образом. Однако будущий экономический кризис в мире предъявляет свои суровые требования к конкурентной борьбе. Влияние на экономику РФ будет незначительным, так как правительство весьма активно готовиться к ещё более жестоким вариантам. Фактически, мы учимся развивать экономику при сильном внешнем давлении, что повышает её конкурентоспособность при улучшении ситуации.

Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК:

— Нас ждут два пакета санкций, причём скоро, в конце ноября — декабре должны быть приняты соответствующие решения.

Первый пакет: т.н. «химические» санкции. Не думаю, что из возможных мер понизят уровень дипломатического представительства, или запретят полёты «Аэрофлота». А вот что-то из области запрета на сельскохозяйственный экспорт, или на импорт — это весьма вероятно. И это будет весьма болезненно, потому что США для России остаются важным торговым партнёром.

Второй пакет: реализация американского закона о чрезвычайных международных экономических полномочиях (IEEPA). Здесь России грозят:

  • 1) запрет на покупку нового российского госдолга;
  • 2) запрет на операции с долларом США для российских госбанков. И то, и другое нам будет очень болезненно. Единственное, на что можно надеяться (думаю, что так и будет): запрет для банков максимум коснётся 1-2 из них.

Что будет с ценами на бензин – могут ли они в России снижаться? Как это отразится на инфляции?

Наталья Волчкова, профессор РЭШ, директор по прикладным исследованиям ЦЭФИР:

Я не считаю, что снижение цен на бензин возможно. Речь идет скорее о том, чтобы она не росла слишком быстро. Именно рост цены вносит вклад в инфляцию, а не сам уровень. Вклад цен на бензин в инфляцию очень маленький, поэтому самостоятельно цена на бензин на инфляцию не повлияет в сколько-нибудь значительном масштабе.

Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК:

Снижаться? Цены на бензин?! Не в России и не в настоящее время. В лучшем случае, они не будут сильно расти ещё несколько месяцев. А потому, как и бывает после заморозки (о чём правительство договорилось с нефтяниками), будет разморозка. А разморозка — это всегда очень больно.

Андрей Кочетков, ведущий аналитик «Открытие Брокер»:

— Прошу обратить внимание на то, что в 2017 году стоимость барреля составляла 3000-3300 рублей. На текущий момент она находится около 4700 рублей. Бензин это такая же нефть, но в переработанном виде. Соответственно, разница между внутренними и внешними ценами будет стремиться к нулю. Можно регулировать цены искусственно, но при прочих равных цена будет определяться ситуацией на внешнем рынке и разницей с ценой на внутреннем рынке. По поводу инфляции пока ожидания негативные. В 3 квартале ждём значения в районе 4,5-5,5%.

Каковы основные риски для экономической, политической и социальной систем России?

Наталья Волчкова, профессор РЭШ, директор по прикладным исследованиям ЦЭФИР:

— Внешний объективный постоянный риск — это мировая цена нефти. За 20 лет не произошло необходимой диверсификации экспорта, который позволил бы этот риск уменьшить.

Внутренний риск — это политика российского правительства. Как экономическая внутренняя, так и политика в сфере иностранных дел. В последние годы именно она является основным источником нестабильности для российского бизнеса и социальной сферы.

Мировой кризис в этом ряду я поставила бы на третью позицию, потому что основной механизм его распространения в российскую экономику — через цену на нефть.

Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК:

С экономикой, вроде, более понятно: переход в кризис, хотя, по большому счёту, мы и из предыдущего не выходили. С социальной и политической сферой сложнее, но риск ясен: усиление напряжённости. После принятия решения о повышении пенсионного возраста ситуация в этих сферах изменилась кардинально: раньше все просчёты властей, их ошибки не очень-то отражались на их рейтингах, многое прощалось.

Теперь люди, напротив, стали смотреть на эти ошибки, как через увеличительное стекло. Вы посмотрите, как остро реагировало общество в последнее время на некоторые заявления чиновников и чиновниц. Такого раньше не было. Кстати, и с этой точки зрения решение о повышении пенсионного возраста было ошибочным, инстинкт самосохранения не сработал.

Насколько реальны правительственные планы по ускорению темпов роста экономики?

Юрий Зайцев, доцент кафедры ЭПГЧП МГИМО, старший научный сотрудник РАНХиГС:

— Безусловно, в современном плане заложен широкий спектр мер, которые будут способствовать экономическому росту. Однако в них не хватает структурных реформ, которые могли бы помочь изменить связи между секторами экономики, экономическими агентами и т.д. Именно от них зависят качественные изменения в экономике.

Андрей Кочетков, ведущий аналитик «Открытие Брокер»:

Российский ВВП, по мнению экономистов Moody’s, увеличится в текущем году на 1,7%. То есть мы можем говорить, что программы развития экономики всё же работают, даже в довольно жёстких внешних условиях. Если же говорить о предложениях, то для конкретики слишком мало времени и места, а вот направления можно выделить. Прежде всего, необходимо создавать налоговый вакуум в тех секторах экономики, где требуются инвестиции и развития. То есть деньги должны чувствовать возможность роста. К тому же, если такой сектор отсутствует, или недостаточно развит, то бюджет не пострадает от малого объёма налоговых поступлений в первоначальный период, но существенно выиграет на длительном отрезке времени.

Смогли же мы решить проблему производства автомобилей и воспитания квалифицированной рабочей силы в этой отрасли, значит сможем развить и другие. Вторым важнейшим направлением является реальные доходы населения. Если изучить месячные графики данного показателя в сравнении с графиком ВВП, то будет весьма просто обнаружить зависимость более активного роста экономики от реальных доходов населения.

Наталья Волчкова, профессор РЭШ, директор по прикладным исследованиям ЦЭФИР:

Не похоже, что нацпроекты, которые должны были бы стать основой для экономического прорыва, таковыми являются. Меры, в них заложенные, скорее носят косметический характер, до существенного изменения структуры экономики, их недостаточно. Необходимы агрессивные реформы в судебной и административной сфере, необходимо сокращение доли государства в экономике, развитие конкуренции и так далее. И, безусловно, необходимо создание соподчинения экономической политики и политики в сфере иностранных дел.

Алексей Коренев, аналитик ГК «ФИНАМ»:

— До сегодняшнего момента правительство всерьёз уповало на громадные инфраструктурные проекты, вроде строительства Крымского моста и т.п. Попытка по окончании этого строительства найти что-то, соразмерное по масштабам, реально выполнимое и действительно полезное для государства, по-моему, зашла в тупик. Мучительные поиски, что выбрать — мост на Сахалин, скоростную железную дорогу в Казань или магистраль Краснодар-Грозный показали, что четкого понимая, что делать, чтобы придать экономике какой-то импульс, нет. А естественных точек роста в крайне «огосударствленной» экономике просто не наблюдается. Не говоря уже о том, что большинство новых предложений по инфраструктурным проектам не несут в себе той экономической и политической очевидности, которую можно было найти в Крымском мосту.

Направить же ресурсы в развитие предприятий малого и среднего бизнеса, потенциально способных улучшить ситуацию в стране, пока не получается. Отчасти потому, что управление экономикой в полуручном режиме вообще не предполагает столь мелкодисперсной составляющей, отчасти потому, что появление нового и весьма сильного класса мелких собственников идет вразрез с целями максимально продолжительного сохранения статус-кво в политической структуре государства. Так что, вероятнее всего, в ближайшее время мы не увидим существенных идей, способных кардинально изменить ситуацию в российской экономике, а будем наблюдать продолжающееся латание дыр. Иными словами, «ямочный ремонт» у нас не только на дорогах — он в той или иной степени характерен для всех сторон жизни государства.

Удастся ли в России снизить бедность в стране вдвое к 2024 году?

Наталья Волчкова, профессор РЭШ, директор по прикладным исследованиям ЦЭФИР:

Я не думаю, что можно достичь этой цели без значительного улучшения экономической ситуации в стране, без создания бизнесом новых рабочих мест с достойной зарплатой. К сожалению, я не вижу реальных подвижек в этом направлении. Более того, я считаю, что пенсионная реформа будет играть против этой цели. Если на данный момент пенсионеры в целом не являются группой риска в отношении бедности, так как возможность получать небольшую пенсию и трудовой доход позволяли им преодолеть планку бедности, то из -за реформы в ближайшие годы значительная часть людей предпенсионного возраста с низкими зарплатами и/или безработные будут балансировать на грани черты бедности.

Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК:

— Нет, такая задача выполнена не будет (впрочем, проваливали и раньше). Если экономика не будет соответствующим образом расти, то бедность останется.

Андрей Кочетков, ведущий аналитик «Открытие Брокер»:

— Тенденция к росту бедности наблюдается во всём мире. Или, скорее, можно говорить о существенном росте разрыва в доходах. В России 10% населения владеет 82%-89% долей национального богатства. В странах Европы этот показатель близок к 50%-60%. Если правительство сможет добиться повышения темпов роста экономики, то и проблема бедности будет постепенно решаться. В принципе, это огромный ресурс, но пока наиболее состоятельные граждане плохо понимают это. Вспомните недавние предложения владельца ФК «Спартак» по поводу реформирования футбола в стране. В относительных цифрах доходы данной отрасли сравнимы с британским футболом, но значительно проигрывает в абсолютных. И это становится очевидным, если изучить уровень зарплатного предложения в Великобритании и РФ. Схожая ситуация и в других областях. Поэтому задача преодоления, или сокращения бедности, решается только экономическим ростом и снижением неравенства доходов, что, в итоге, будет выгодно и богатейшим слоям, как по прямым, так и по косвенным последствиям. Источник

На главную

One Comment

  • Гульшан

    Базы юридических лиц, ЯндексКарт и 2GIS помогут вести рекламу по России и всему СНГ. Обновление — НОЯБРЬ 2018!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *