Tel +7 922 90-100-50 E-mail: agida43@mail.ru
Shadow

Как с взятками боролся Пётр I

Лиха беда начало …

24 декабря 1714 г. Петра I подписал Его Величества Указ «О воспрещении взяток и посулов и о наказании за оное». Начинался он со слов, которые смело можно отнести к нашему времени. «Понеже многие лихоимства умножились…». Вообще же этот Указ о взятках был строг и немилостив: наказание предусматривалось вплодь до смертной казни.

Закон о взяточничестве был не первым и не единственным. Собственно, коррупция ограничивалась уже в самом раннем своде законов нашего государства — Русской Правде. Подобных актов о взятках хватало. Однако петровский Указ стоит среди них особняком.

В кои-то веки исполнение закона о взятках не пускалось на самотёк. А возлагалось на специально созданный аппарат. В 1711 г. учредили Фискальную службу, дабы «над всеми делами тайно надсматривать и проведывать про неправый суд, также неправый сбор казны и прочего».

О том, какое внимание царь уделял этой службе, ярче прочего говорит его письмо из Парижа от 16 апреля 1717 года: «Также и в таких делах, о которых фискалы будут доносить, чтобы немедленная инквизиция была и экзекуция». Словом, царь реально, а не для отвода глаз, брал дело на свой контроль.

Показательные казни

Сейчас само слово «фискал» имеет оскорбительный оттенок. Дескать, стукач, доносчик и вообще редкая сволочь. Это слова недобросовестных чиновников той эпохи, которым фискалы реально прищемили хвост и стали поперёк горла. На самом деле фискалы в те времена явились для бедных и угнетённых единственной оградой против их притеснителей.

Словом, народ, как и сейчас, требовал показательных казней чиновных воров и взяточников. Благо, теперь было с кого требовать. И новая служба не подвела. Начав с чиновников рангом помельче, к 1715 г. раскрутили и довёли до конца грандиозное дело о взятках. Высокие чины поставляли российской гвардии продукты и обмундирование по завышенным ценам. А ворованные деньги отправляли в заграничные банки, ну прям всё, как сейчас.

Результат был ярким и красочным, а, главное, публичным. «И приведши их на площадь, где положена была плаха и топор, объявлен указ: сенаторов Василию Апухтину и Григорию Волконскому казнить смертию за взяточничество». Однако от смерти они были свобожены. Только были обожжены языки им калёным железом и имение их всё взято на государя.

Ну как не порадеть родному человечку

Другое дело, что в отношении совсем уже близких к трону и «главной семье» чиновников система стала всё-таки давать сбои. Фискальной службой были раскручены дела о взяточничестве в отношении 14 высших государственных чиновников. Осуждено по ним было только два человека. Да и то по-разному.

Скажем, всесильного губернатора Сибири Матвея Гагарина за вымогательства, занижение доходов губернии, взятки и присвоение казённых средств, в 1719 г. всё-таки сняли с должности. А в 1721 г. и вовсе казнили — повесили под звуки оркестра и фейерверк. Виселицу же с разлагающимся трупом в назидание остальным возили по разным местам.

Зато Григорию Чернышёву, обер-штер-кригскомиссару флота, повезло гораздо больше. Он для строительства личного дома воровал казённый лес. А также использовал на этом строительстве подведомственных ему солдат и одолженных на стороне каторжан. Вина его была доказана, и Чернышёву грозила ссылка с полной конфискацией имущества.

Однако приговор был обжалован самим Петром I. Чернышёв отделался арестом на 5 суток и штрафом в размере 372 рублей. А разгадка проста. Чернышёв на заре своей карьеры был личным денщиком царя. А его жена была официальной фавориткой царя. Действительно, своих бросать как-то даже неловко.

One Comment

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *